Наш гость – Гурий Борисович Хан, действительный член Московского отделения Международной академии наук о природе и обществе, доктор философских наук, профессор, заслуженный работник КазССР, отличник народного образования Республики Казахстан, имеет 15 государственных наград. Отец четырех дочерей, дедушка девяти внуков, прадедушка четырех правнуков. 

Это о нем, о Гурии Борисовиче, говорят, что самые лучшие специалисты в стране – его выпускники. Сколько через его лекции прошло слушателей, которые до сих пор помнят его яркие выступления, никто не скажет. Ведь Гурий Борисович в свое время был ведущим лектором ЦК Компартии Казахстана, именно ему страна доверяла выступать с научными докладами в Алжире, Египте, Японии, Венгрии, ГДР, ФРГ, США, в Республике Корея. И это – в советское время (!). 

– Гурий Борисович, наверное,  вопрос о том, насколько значим, а также актуален для Вас указ Президента  о новой дате в календаре – Дне благодарности, не совсем уместен. Думаю, Вы были уверены, что такой день настанет, пусть даже не 1 марта.

 

– Конечно, ведь все мы: и корейцы, и чеченцы, и немцы, и дунгане, и другие представители этносов и народов, волею судеб в разные годы оказавшиеся на казахстанской земле, не перестаем благодарить казахский народ за то, что выжили в те далекие годы. Свидетельством тому являются установленные в Уштобе и Уральске памятники благодарности казахскому народу. Также по инициативе Южно-Казахстанского филиала Ассоциации корейцев Казахстана собираются открыть такой мемориальный комплекс и в Шымкенте. В следующем году мы будем отмечать 80-летие проживания корейцев в Казахстане. Почти восемьдесят лет прошло с того дня, когда первый эшелон прибыл в Казахстан с переселенцами с Дальнего Востока, для которых эта земля стала родной. Конечно, и наши родители, и мы, и наши внуки, правнуки бесконечно благодарны казахам и вполне естественно, что в Казахстане теперь есть официальный День благодарности.

 

– История полна трагических дат и несправедливости по отношению к простым людям, которые растят хлеб, заботятся о благополучии своих семей. Наверное, и обиды на власти должны быть у тех, кто пострадал от того Постановления 1937 года  за подписью Сталина и Молотова?

– В постановлении-то речь шла о депортации корейцев только с 11- регионов Приморья, то есть о 20 тысячах человек. Однако власти на местах перестарались. В итоге были депортированы все корейцы Приморского края – 98 тысяч человек. Казахстан, конечно, готовился к приему переселенцев, но не в таком количестве. Проблему обустройства на новом месте усугубляло еще и то, что люди срывались с обжитых мест в основном глубокой осенью, к тому же всем было приказано ехать без вещей – объясняли, что на месте они всем будут обеспечены. И поехали, оставив на своих полях выращенный урожай…  

Часто вспоминаю я те уходящие все дальше в историю 30-е годы, когда и казахи, пережившие голодомор, в результате которого умерли несколько миллионов человек, еще не оправились от горя, но делились последним куском хлеба. Мы попали в жесткие условия неведомой нам степи, но нас встретили неравнодушные люди. Благодаря этому гостеприимству, которое веками сложилось в традициях казахов, мы и выжили.

А еще я часто вспоминаю 1997 год, когда в зале Дворца республики собралось около четырех тысяч человек из республиканской Ассоциации корейцев Казахстана, и нас в честь 60-летия проживания корейцев в Казахстане приветствовал наш Президент Нурсултан Абишевич Назарбаев. Он тогда дал очень верную оценку тому периоду, сказав, что корейцы Казахстана не превратились в пыль истории, они активно участвуют в политической, экономической, культурной жизни Казахстана. И нет такой отрасли народного хозяйства, где бы они ни трудились сегодня.

 Действительно, корейцы сегодня работают во всех отраслях народного хозяйства Казахстана, среди них много известных ученых, юристов, экономистов. Корейцы прославляют Казахстан на сценах театров, на Олимпийских играх, работают на процветание нашей страны, достойно представляя ее в других странах мира. 

Обид нет еще и потому, что, обретя в Казахстане свою Родину, в целом корейцы получили большое развитие и сами. В силу своего трудолюбия они многому научились и многого добились. На территории Каратальского района тогда было создано 20 корейских хозяйств, а корейцам, как говорится, дай землю и воду и они вырастят урожай. Так и получилось. В довоенные годы эти хозяйства давали рекордные урожаи хлеба, риса, сахарной свеклы. Таков был ответ на радушный прием. И результат был просто ошеломляющим. Только в Каратальском районе из 26 героев Социалистического труда этого звания были удостоены 23 корейца. 

Что они умели до Казахстана? Выращивать рис и овощи, заниматься рыболовством…  А сейчас? Так что, как говорится, нет худа без добра, а еще говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. У нас есть свой театр, который имеет статус государственного, есть своя одна из старейших в республике газета. Мы узнаваемы в Парламенте. В общем, нам есть за что благодарить Казахстан и мы обязательно «воспользуемся» праздником.   

 

– Гурий Борисович, Вы всегда держали руку на пульсе времени. Преподавали в ведущих вузах страны, написали несколько книг, связанных с историей проживания корейцев в Казахстане. Как историк, философ, политолог можете назвать событие, которое оставило в истории развития корейской диаспоры неизгладимый след, в хорошем смысле этого слова? 

– Таких событий было немало. Тем не менее, я часто задаюсь такими вопросами, как: «Что значит быть корейцем сегодня?», « Кто я?».  Как представителя любого этноса корейца отличает знание родного языка, культуры, истории. В этой связи мне вспоминается первый съезд корейцев Казахстана, который состоялся 17 марта 1990 года. Такой форум был в принципе невозможен лет 10-15 назад. Меня бы обвинили в национализме! Ведь по национальным признакам съездов никто не проводил. А после нашего съезда такие форумы провели почти все национальные центры. Это говорит о том, что сегодня каждый может самоидентифицировать себя как представитель отдельного этноса, и для нашей многонациональной страны это только работает на ее развитие и процветание.   

 

 – Как Вы думаете отмечать 1 марта? 

– Хороший пример у нас уже есть. В 1993 году, когда я был председателем корейского культурного центра, мы решили провести такой праздник – поблагодарить казахов за то, что они приняли наш первый эшелон здесь, в Уштобе. Подготовка была очень тщательной. Нас тогда поддержали не только местные власти, но и лично посол Республики Корея в Казахстане, который поддержал нас практическими делами – выделил средства на ремонт центральной улицы Уштобе, стадиона; щедрые подарки за лучшие выступления на празднике тоже были из Кореи.

 Как в тот далекий осенний день 1937 года, возвестил о празднике гудок паровоза. Первой включили запись с приветствием нашего Президента. Второй прозвучала запись с приветственной речью Главы Кореи.  Праздновали всем народом, вспоминали те трудные годы. Был замечательный концерт, выступление артистов Корейского театра. Таким образом вылился праздник в своеобразное торжество дружбы представителей всех этносов, проживающих на казахстанской земле.

 

–  Что вспоминалось Вам? 

– Нашей семье повезло. Первый эшелон переселенцев – это еще октябрь… Мне было семь лет. После длинной дороги чуть ли не в месяц, встретили нас казахи. Я запомнил их национальные одежды, дыни на базаре, солнечный день. Всех ослабленных и стариков посадили на повозки с быками, остальные шли пешком. Забивался колышек прямо в степи, после очередного километра, и у колышков оставались несколько семей. Так мы разбились по голимой степи на десятки километров. Началось строительство ветхих временных жилищ. И еще я помню, что мы еще жили в землянках, а школа к следующему учебному году уже была построена. И мы приступили к занятиям уже осенью 1938 года. Наш колхоз был самым богатым и на урожаи, и на героев – 9 героев соцтруда были моими односельчанами.

 

– Вы стали талантливым лектором, пропагандистом, агитатором, педагогом. Не чувствовалось ли каких-то ограничений, сказывалось ли то, что все-таки вашему поколению мало приходилось видеть, как, например, живут корейцы в других странах?

– Мне повезло представлять Казахстан  в Африке,  в Японии. 13 раз я был в Южной Корее. Помню Алжир. Мы, конечно, были всегда под «обстрелом» многих неудобных вопросов, так как накануне прошли антисоветские акции. И, честно говоря, не все справлялись с этим натиском недоброжелательности, а порою даже нескрываемой враждебности. 

Запомнилась поездка в Алжир. Первым выступал представитель из Узбекистана. Ушел с трибуны, опустив голову. Слово дали мне. Я уже использовал первые факты, которые всегда заинтересовывали любую аудиторию – никакой реакции, пробую излюбленные приемы – ноль эмоций. И вдруг говорю: «Казахстан по территории – это шесть Франций». Аудитория вдруг неимоверно оживилась. Дальше, что бы я ни говорил, все слушалось и воспринималось с восторгом и пониманием. Потому что этот слушатель все мерял Францией. И вдруг – есть такая страна, в которой шесть Франций!

 

– Что запомнилось в других странах?

– В Японии удивил театр «Кабуки». Там все роли, в том числе женские, играли только мужчины. Этакая своеобразная труппа актеров. Раньше, знаете, японцы запрещали женщинам выходить на сцену. Но не это удивительно. А то, что как альтернатива чисто мужскому коллективу организовалась женская труппа. Женщины решительно требовали для себя мужских ролей, доказывая, наверное, свое равноправие. Видимо, слабая половина решила, что их права уже давно ущемляются и их мастерство до сих пор не востребовано.  

 

– Вас, наверное, по жизни считают человеком, не взирающим на национальности, для которого нет таких понятий, как национализм, кумовство, например, землячество.

– Думаю, так все и считают, тем более что и в моей семье с дружбой народов все в порядке. Среди моих зятьев – казах, украинец, русский и кореец. Я считаю, что о человеке нужно судить не по национальной принадлежности, ни по его материальному уровню, а по человеческим качествам, а что касается работы – только по деловым.

 

–  Вопрос начистоту и не в обиду. Интересно, вы кореец, ощущаете себя корейцем в Казахстане, только честно?

– А у меня на этот случай ответ всегда готов. Сердце у меня корейское, душа советская, а по мышлению я интернационалист.

 

Записала Тамара ТИН