Поздравления ему посыпались накануне Дня рождения. На этот раз они отличались от обычных. Особые чувства родственники, друзья и бывшие коллеги вкладывали в пожелания, прежде всего, здоровья, бодрого жизненного тонуса, и тому была серьезная причина. Дорогой им человек, Александр Владимирович, старший брат в семье родителей, любимый отец для двух дочерей и сына и обожаемый дядя Саша для племянников, победил, благополучно перенеся тяжелейший сердечный недуг. Сегодня он здоров, выглядит румяным и помолодевшим. С 65-летием Вас, тебя, да пусть всегда будет рядом ангел-хранитель!

По-разному оценивается и называется этот возраст, одно из названий ему «промежуточный» юбилей», то есть в здравицах звучат пожелания непременно встретиться через пять лет и вновь отпраздновать очередную круглую дату. А на сегодняшнем этапе подводились итоги пройденного пути, вспоминались те или иные эпизоды, события, случаи, что не миновали «отметиться» в судьбе человека. У Александра Владимировича Лигая, бывшего целиноградца, есть особая, круглая, так сказать, дата, но окрашенная цветом печали и сострадания. В его биографии это 30-летие страшной аварии на Чернобыльской атомной электростанции, на сегодняшний день унесшей тысячи человеческих жизней. Он тогда, в апреле 1986 года, работал ведущим специалистом в институте «Целингорсельпроект», слыл толковым, деловым специалистом. А уже через неделю, в первые майские дни, была объявлена мобилизация на АЭС. Александр Лигай по всем статьям проходил годным для службы в этом смертельно рискованном месте, и по прибытии был назначен командиром в группу бойцов, названных «ликвидаторами». Они оказались у реки Припяти, в тридцатикилометровой зоне отчуждения. Спустя годы он в подробностях рассказывал о том, что пришлось пережить бойцам, мобилизованным со всех концов страны. Из Казахстана тогда были призваны на ликвидацию последствий взрыва более тридцати тысяч человек. Два года назад в живых оставалось не более пяти тысяч, таковым всепожирающим «молохом» обернулась чернобыльская катастрофа. Что может быть страшнее этой неуправляемой радиации?.. Поэтому сегодня так актуальны глобальные инициативы Главы государства Н.А. Назарбаева, призывающего человечество, страны-обладательницы ядерного потенциала к безъядерному миру, гуманизму и состраданию к людям – на примере уже четвертого-пятого поколений японцев, до сих пор испытывающих последствия смертоносных бомбежек Хиросимы и Нагасаки. Да что Япония… На днях на отечественном телевидении прошла передача «Капустин яд», в которой показаны жуткие факты искалеченных казахстанских детей, с врожденными от радиации патологиями.

Что памятно из чернобыльской были той поры? Александр Владимирович перешел на другую тему. Говорит – всеми владел патриотизм, братство людей, чувство единения в общей беде. Ропщущих не было, все понимали, что страну, родину наших детей постигла страшная катастрофа, и это святой долг – вложить частицу своего труда в ликвидацию последствий аварии. Рассказывая о пребывании и работе в той тридцатикилометровой зоне, приводит один любопытный факт: выдавали бесплатно определенную норму водки, она действительно рекомендована медициной, т.к. нейтрализует радиационные токсины.  Интересно при этом другое: когда в продовольственных магазинах во всей округе исчезла ламинария, это консервы из дальневосточной морской капусты. Она тоже своего рода противоядие от радиации, проверено в Японии. Консервы тогда были самыми дешевыми, «и мужики до Чернобыля, например, в Целинограде всегда брали её на закуску», весело подытоживал рассказчик. Они не забыты сегодня. В столице есть общество, его активисты внимательны к семьям тех людей, что преждевременно ушли из жизни. 

–Государство тоже помнит о нас, – заключает Александр Владимирович. – Неожиданным сюрпризом в год 30-летия аварии на Чернобыльской АЭС стало единовременное пособие в размере ста тысяч тенге. В Астане установлен памятник, напоминающий о ядерной угрозе и взывающий к обузданию и ликвидации смертоносного молоха. 

От отчаяния  -  к исцелению

90-е годы прошлого столетия… Они памятны многим. Крушение советской страны; почила в бозе всесильная КПСС, неясные контуры завтрашней жизни, массовый отток из республики людей той или иной национальности. Закрывались профессиональные, социальные учреждения, в том числе проектный институт, которому Александр Владимирович посвятил лучшие годы жизни. Встал вопрос: как жить дальше? Родственники настояли – надо заняться частным предпринимательством. Эта сфера была не по душе Александру Владимировичу. Но деваться некуда, и он согласился, стал соучредителем кафе «Уют». Об этом кафе многие сегодня вспоминают с благоговением и благодарностью. Но не потому, что в те 90-е таких заведений в городе насчитывалось единицы, не то что сейчас – ресторанно-кафешное изобилие. «Уют» стал излюбленным местом встреч людей творчества, интеллигенции. Заезжий посетитель как-то сравнил это кафе с парижским богемным ресторанчиком «Ротонда», описанным советским писателем Ильей Эринбургом. А привлекало кафе не сравнительно невысокими ценами, а духом творчества– тут выступали местные артисты из Оперного театра, драмтеатра, художники, чтецы. Здесь бывали актеры Корейского театра, активисты корейского общественного движения, многие соплеменники. Однажды кто-то из них предложил «вывернуть» аббревиатуру «УЮТ» добрыми пожеланиями - Успеха, Юмора, Творчества!Таким было начало в новой сфере у Александра Владимировича, длившееся до сегодняшних дней. Особо следует отметить, что он не скупился на поддержку городской корейской диаспоры, её актива и энтузиастов, из них формировались будущий Народный хор, танцевальный ансамбль, шло пестование юных дарований в разных видах художественной самодеятельности. Дух меценатства никогда не покидал его. Это особенно высветилось в недавней личной истории, связанной со здоровьем, о которой сказано в начале публикации. 

Его неожиданно, страшно, до потери сознания сразил обширный сердечный удар. На счастье, «Скорая» примчалась в считанные минуты, и после быстрого обследования, по жизненным показаниям, больного сразу положили на хирургический стол. И опять-таки на счастье, на его огромное счастье, рядом оказался Юрий Владимирович Пя, хирург с мировым сегодня именем, руководитель Республиканского кардиологического центра. Как сложилось всё в те тревожные часы? Оно в случае с Александром Владимировичем в двух словах латыни – «ультимум рефуге», в переводе «операция отчаяния». Таким был этот очень «тревожный» пациент Лигай А.В., хотя в современной кардиохирургии операции на сердце уже считаются, говоря по-народному, рядовыми, но его случай был крайне сложным, с риском для жизни. Они победили. Доктор своей операцией отчаяния, пациент – верой в него! После выздоровления и выписки отца дети, родственники, конечно, преисполнились решимостью отблагодарить доктора Пя, приготовили конвертик. Но Юрий Владимирович категорически отверг этот дар. Что тут сказать? - Кодекс чести врача! Но с другой стороны, «вчерашний больной» никак не мог согласиться с этим. И тогда, подумав, он обратился к доктору, взмолился: можно ли положить энную сумму на счет вашего Кардиологического центра? Юрий Владимирович, в свою очередь, эту инициативу воспринял с благодарностью. И тогда А.В. Лигай перечислил медучреждению миллион тенге, они пошли на приобретение кондиционеров, мебели, других вещей. После реабилитационного периода Александр Владимирович, в подробностях узнав историю тяжелейшего обширного инфаркта, с восхищением рассказывал о Кардиологическом центре, докторах, среднем медперсонале, о современном техническом оснащении, - всё вместе взятое вернуло его «с того света». А если рассуждать шире, говорил он, надо отметить, что такой высокий уровень медицины в стране достигнут за минувшие годы, медицинская служба отработана в соответствии с мировыми образцами, намного опережая бывшие союзные республики. Это особенно важно сознавать сегодня, в год 25-летия Независимости Казахстана. 

–Поэтому я и образно, и в самом прямом смысле - от всего моего исцеленного сердца выражаю огромную благодарность Юрию Владимировичу Пя  и своей суверенной стране, в которой высоко поставлена служба народного здравоохранения, – резюмирует Александр Владимирович. 

Владимир СОН, 

Астана