10 лет назад он был обычным парнем, желавшим попробовать свои силы на журналистском поприще, и даже не подозревал, как же могут реализоваться его мечты и амбиции. Сегодня он заместитель шеф–редактора и корреспондент одного из ведущих информационных порталов Казахстана –  Tengrinews.kz. О последних тенденциях в журналистике и о своем профессиональном опыте Дмитрий Хегай рассказал газете «Корё ильбо».

–  Дмитрий, Вы закончили факультет материаловедения в КазНУ им. аль-Фараби, казалось бы, ничего общего с журналистикой. Как же все-таки у Вас появился интерес  к столь творческой профессии?

– Очень символично, но свои первые шаги в журналистике я осуществил как раз таки в стенах редакции «Корё ильбо». Моя бабушка активно читала и по сей день читает эту газету, а я же в то время числился в рядах Ассоциации Корейцев Казахстана, в ее Молодежном движении, где мне и предложили попробовать свои силы в национальной газете. Тогда я учился в старших классах и более тяготел к гуманитарным предметам, нежели к дисциплинам естественных наук. Поэтому, когда выдался такой шанс, я без особых колебаний решил попробовать себя в этой области. Поработав в «Коре ильбо» полгода, а также накопив неплохой опыт в редакциях еще двух журналов, я уже намеревался подавать документы на факультет журналистики. Однако знакомые, на тот момент имевшие непосредственное отношение к данной сфере, обмолвились, что в журналистике все познается в большей степени на практике, и тогда я вдруг понял, что нужно искать что-то другое. Так у меня появилась идея поступить на факультет материаловедения, тем самым, возможно, предпринять попытку наладить отношения с техническими специальностями, однако, в конце концов, эта затея еще больше помогла мне понять, что все– таки мое место в журналистике. 

 

–  Работа в информационном агентстве предполагает насыщенные трудовые будни. Каков же Ваш самый ценный опыт в журналистике на данный момент?

–  Пожалуй, я могу выделить одну из моих первых достаточно серьезных поездок, когда я оказался в составе журналистского пула, сопровождавшего нашего Президента. Случилось это очень спонтанно. Тогда я только обживался на Tengrinews.kz, но так получилось, что раннее аккредитованный журналист не смог принять участие в этом мероприятии и впоследствии выбор пал на меня. Конечно, я очень волновался, что не справлюсь со своей задачей, еще страшнее было от мысли, что я что-то преподнесу неправильно, где-нибудь ошибусь. Однако все прошло хорошо, это была отличная профессиональная закалка для меня. 

 

–  Вы полностью освещали суд над В. Челахом. Насколько это было трудно в плане эмоциональной и журналистской составляющей?

–  Конечно, в столь сложных ситуациях журналисту сложнее всего сохранить объективность. Поэтому у каждого автора должен быть некий тормоз, он должен  чувствовать, если пишет под эмоциями. В таких случаях ему необходимо несколько раз перепроверить свой текст и осознать – опирается ли он только на факты или у него есть какие-либо домыслы. Поначалу и у меня, наверное, было собственное отношение ко всему происходящему, но дело оказалось настолько запутанным, что за все время судебного процесса я несколько раз переходил из одного лагеря в другой,  именно это, скорее всего, и помогло мне сохранить объективность.

 

–  Как Вы думаете, можно ли донести до рядового обывателя технологию ведения «информационных войн», например, с помощью публикаций, кино и т.д.?

–  Это можно изобразить, и это будет полезно, в какой-то степени даже интересно. Люди должны знать, каким образом фальсифицируются факты,  как из изобилия обрушившейся информации вычленить правильную, достоверную, как отмести явную ложь  и, грубо говоря, случайно не повестись на нее. Информационная война между странами идет, этого отрицать нельзя, но казахстанский блок пока не вмешивается. В информационной войне не стоит говорить, кто прав, кто виноват. Тут вопрос другой: кто врет больше, а кто меньше, как правило, врут и те, и другие. Просто кто–то это делает более профессионально, имея богатые для данных целей ресурсы, второй же стороне приходится обороняться, предпринимая контрмеры «своим» потоком информации.

 

– Можно ли говорить о том, что современные технологии обработки данных, монтаж «губят» чистоту журналистских материалов?

–  На самом деле нынешние технологии дают больше возможностей, чтобы перепроверить «сделанную» информацию. В этом плане даже проще выследить некачественную работу, потому что есть профессионалы и у нас в том числе, которые знают и изучают этот вопрос. Все эти технологические изменения, сделанные с помощью фотошопа, монтажными трюками и т.п. специалисты могут легко вычислить.

 

–  Как Вы относитесь к проблеме «недоступности» чиновников для СМИ?

–  Представители государственных органов любят отвечать письменно и думать над ответом около недели. Иногда это оправдано, так как есть вопросы, на которые человек сходу просто не может ответить, несмотря на статус министра.  Изначально невозможно держать в голове точные данные по статистике, цифры, названия. Выражать свое собственное мнение относительно какой– либо ситуации в некоторых случаях не совсем корректно и оправдано, можно ошибиться, тем самым дискредитировав себя. Госорганы работают по такой системе, которая, возможно, нужна не только им, но в том числе и СМИ. Так как с информацией всегда необходимо работать аккуратно. Но во многих случаях это обычная бюрократия.

 

– Что на самом деле должно стоять за правильным морально–нравственным поведением журналиста?

– Журналист не должен считать себя только журналистом. Он еще и человек, такой же, как и люди, о которых он пишет. СМИ сломать судьбу какого-либо человека очень легко. Есть новостные поводы, которые потенциально могут набрать большое количество просмотров, что и обеспечивает поток денег в издание. Как правило, это скандалы, что-то из интимной жизни человека. Публикуя это и даже зная, что это стопроцентная правда, все же журналист переступает грань человечности.  Если он не подумает, какой урон он может нанести этим самым человеку, то можно сказать, что это уже «чистой воды журналист», но в самом плохом смысле.

 

– Есть ли у Вас материал, которым Вы гордитесь?

– Приятнее всего писать статьи, которые имеют позитивные последствия. Однажды я делал материал, в котором попытался собрать наиболее полезные и перспективные изобретения, созданные нашими соотечественниками. Одним из ярких ученых–изобретателей оказался профессор с моего родного факультета. После выхода публикации мне начали звонить потенциальные инвесторы и спрашивать контакты этого ученого. Насколько я знаю, ему удалось найти спонсоров для своего проекта, а это значит, что я в какой-то степени сумел помочь. Это самое важное.

 

– Как вы можете охарактеризовать казахстанскую молодежь?

– Я высоко ценю современную казахстанскую молодежь, по той простой причине, что она очень сильно подкована интеллектуально. Помню себя в их возрасте, я не был таким серьезным и не задумывался о дальнейшей жизни и карьере так, как нынешние подростки. Они гораздо больше пытаются узнать, стремятся и осуществляют серьезные идеи. 

Как представитель корейской диаспоры, хочу сказать, что наше молодое поколение больше всего рискует забыть традиции, и нужно приложить большие усилия, чтобы сохранить их в эру глобализации. Мы проникаем во все культуры: в один день мы можем посетить японский ресторан, потом пойти в американскую кофейню, а вечером прийти и посмотреть корейский или турецкий сериал, в то время как говорим мы на русском и казахском языках. В такое время национальные ценности наиболее важны, но не менее важны ценности той страны, в которой ты живешь или собираешься в дальнейшем жить.

 

– И напоследок –  ваше жизненное кредо?

– Как патриот, я считаю, что всегда нужно быть полезным обществу, окружающим. Настоящий патриот не тот, кто стремится выйти с плакатами на площадь, а тот, кто своими действиями помогает не только себе и своей семье, но и всему обществу. Я бы хотел стать таким человеком.

Асель АКИНБЕКОВА