«Человечность определяется не по тому, как мы обращаемся с другими людьми. Человечность определяется по тому, как мы обращаемся с животным», – Чак Паланик

Марина Ким выбрала для себя весьма благородный путь. Ее основная работа – преподаватель по ментальной арифметике. Кроме этого, молодая девушка взвалила на свои хрупкие плечи титанически сложную задачу, помогая и бездомным животным, которых, к сожалению, сейчас становится всё больше и больше. Марина – волонтёр общественного фонда «Новый шанс», где собралась небольшая группа людей, помогающих как людям, так и братьям нашим меньшим!

Общественный фонд «Новый шанс» начинал свой путь с идеи, которая возникла у людей небезразличных к проблеме бездомных животных. Официально он был зарегистрирован в 2013 году, когда инициативу по организации взяла на себя Диляра Сулейменова, бывший руководитель фонда. 

Сама Марина стала волонтером относительно недавно – два года назад. О фонде и о том, через что ей пришлось пройти во благо спасения своих четвероногих друзей, она поделилась с «Корё ильбо»…

 

– Марина, расскажите, как Вы стали волонтёром?

– В животных я души не чаяла, сколько себя помню, а пришла в это дело совершенно случайно. Однажды я увидела пост о том, что в фонде требуется человек, который бы размещал в интернете посты, помогающие  бездомным животным обрести хозяев и продвижению фонда – началось всё именно с этого. С головой ушла в это дело, когда одна из активисток фонда пригласила меня поучаствовать в акции по поиску нового дома для котят и щенков прямо на базаре. На улице была зима и невероятно холодно, но мы настолько загорелись идеей найти дом этим крохам, что выстояли до конца и пристроили всех животных.

Не могу забыть тот день, когда первый раз попала в сам приют, в котором на тот момент на попечении было 83 собаки, это не считая тех животных, которых временно забрали, и находящихся на лечении. Ожидание и реальность настолько оказались далеки друг от друга, что мне долго пришлось отходить от этого. И удивляться тут нечему, ведь фонд существует самостоятельно и никакой государственной поддержки приют не получает.

 

– А много ли среди простых людей желающих помочь?

– После открытия приюта у нас образовался определённый круг людей, которые регулярно пополняли счета. Но согласитесь, не могут же одни и те же меценаты вносить по 10-20 тысяч каждый месяц, учитывая, что приют расходует довольно приличную сумму каждый месяц. Поэтому нам очень важно, чтобы количество тех, кто помогает и поддерживает нас,  увеличивалось. 

Но посмотрим правде в глаза – у нас мало тех, кого бы заботило будущее, допустим, сбитого на дороге животного. Многие, увидев такую картину, просто проходят мимо. К сожалению, люди у нас в своём большинстве обделены такими чертами, как сочувствие и сострадание к животным. А я считаю, что общество, которое гуманно не может относиться к животному, не может называть себя цивилизованным. Как говорил Лев Толстой, оно будет всегда нищим и преступным. 

Это сугубо моё личное мнение, но бездомные животные – это вина человека. Ведь именно люди безответственно выбрасывают животных. А что ещё хуже, издеваются над ними. Тут очень важно, чтобы родители  с раннего возраста закладывали в детей чувство сострадания не только к людям, но и к таким слабым существам, как животные. Потому что от жестокого обращения с животными до жестокости к людям – один шаг. 

Со стороны государства тоже должны предприниматься меры по отношению к тем, кто обращается с животными жестоко, как это происходит в развитых станах. В Европе, например, проблему бездомных животных решают с помощью сокращения их численности путём стерилизации и гуманного отлова.  Я считаю, что в Казахстане тоже должны практиковаться именно такие способы решения проблем.

 

– Кстати, что Вы можете сказать о системе отлова в Казахстане?

– Очень многое хотелось бы сказать о нашей системе отлова и не самого лестного, но от нее не нужно отказываться. Просто у нас она должна стать цивилизованной, чтобы там работали нормальные, адекватные люди, которые действительно бы занимались отловом животных гуманными способами. На сегодняшний день мы видим решение проблемы только таким образом. 

Просто не каждый человек знает, что происходит в стенах этих самых пунктов отлова, как животных в тесноте изводят голодом и жаждой, как они умирают… Поэтому мы сами выкупаем их оттуда.

 

– Вам постоянно приходится сталкиваться с трудностями…

– Был момент, когда мы были на грани закрытия. У многих просто сдавали нервы, ведь людям волонтёрскую деятельность нужно было совмещать с работой, с семьёй. Волонтёры уходили, помощи не было, следовательно, средств мы собрать не могли. В итоге из старого состава нас осталось только два человека, которые просто болели идеей помогать обездоленным братьям меньшим. Тогда я подумала: если мы сейчас всё прекратим, то это будет самой большой ошибкой в моей жизни! Мы решили ни перед чем не останавливаться и просто начали действовать: принимать животных, активно работать на просторах интернета, собирать средства, вкладывать деньги из своего кармана. Понемногу люди узнавали о нас, сами предлагали свою помощь. Сейчас нас порядка восьми человек, которые постоянно занимаются волонтёрской деятельностью. Нас немного, но я благодарна судьбе, что они есть в моей жизни, за то, что нас свела общая цель! Друг без друга мы бы никогда не справились.

На сегодняшний день мы даже имеем своего кинолога, который приезжает каждый день, занимается с нашими любимыми собаками, социализирует их. Сейчас в приюте начитывается 63 собаки.

 

– В интернете увидела пост о собаке Джерри, которую Вы взяли на своё попечение. Поведайте, пожалуйста, о её истории.

– Джерри появилась у нас в семье совсем недавно. Этой  девочке всего три месяца, а ей довелось перенести уже столько страданий. Я не знаю, что точно с ней произошло, но предположительно её сбила машина. Был такой сильный удар, что у неё сломался позвоночник. 

Она жила на базаре, где её подкармливали. Но ходить Джерри не могла, она просто ползала на своих двух передних лапах, из-за чего сильно стёрла их. О местонахождении собачки сообщили нам люди, увидевшие её. Так она попала к нам. К сожалению, врачи сказали, что после операции у неё мало шансов выжить…

Но нам очень сильно повезло! Есть одна замечательная семейная пара, у которой была похожая проблема и они заказали в Европе инвалидную коляску для своей собаки. К сожалению, их любимец так и не смог её дождаться. Потрясённая этой трагедией семейная пара занимается изготовлением таких инвалидных колясок прямо у себя дома, предоставляя их всем нуждающимся. Одну из таких колясок они подарили и Джерри. Я безмерно им благодарна и счастлива, что на свете есть такие сердобольные люди. 

Сейчас Джерри живёт у меня дома. Каждый день я встаю в 5 утра, чтобы надеть на неё коляску и часок – другой погулять. Когда ухожу на работу, я точно знаю, что она с нетерпением ждёт меня (улыбается). Поэтому стараюсь скорее вернуться. С каждым днём она все лучше пользуется своими «новыми ножками», научилась быстро выворачивать и даже делать крутые повороты!

У меня до неё дома уже было порядка 9 питомцев, но я не смогла просто оставить её на базаре.  

 

– А как окружающие  реагируют?

– Родители в этом меня сильно поддерживают, за что я им очень и очень благодарна. Когда меня нет дома, за Джерри ухаживают именно они (улыбается). Поначалу они, безусловно, были в ужасе от того, что я всю живность домой тащу, но в итоге они просто это приняли.

А вот окружающие крутят у виска, мол «лучше бы людям помогала», но почему-то именно такие вот личности мало когда сами протягивают руку помощи кому-либо вообще.

 

– Но ведь Ваша организация и людям помогает…

– Да, мы стараемся помочь всем тем, кто в этом нуждается. Например, недавно, в честь Дня Победы у нас прошла акция для ветеранов совместно с автомобильным сообществом «Underground team» и «Forte Bank», которые  выделили немалые средства для акции. Мы собрали продуктовые корзины, объехали 60 домов, на оставшиеся средства мы приобрели для ветеранов инвалидные коляски.

 

– Поделитесь Вашими ближайшими планами.

– За полгода нам удалось в приюте сделать ремонт водопровода. Сейчас мы планируем общий ремонт, потому что за всё время существования там не проводилось толком отделочных работ и всё уже износилось. Сейчас это для нас как никогда актуально, вот только опять всё упирается в финансы. 

Я хочу, чтобы наша организация существовала независимо от пожертвований. Сложно всё время думать о том, хватит ли собранных средств на месячные расходы приюта, хватит ли на какие-то незапланированные затраты. Хотелось бы иметь постоянного спонсора. Сейчас мы над этим работаем. 

 

– Чем можно помочь вашей организации?

– Как я уже говорила, нам нужны волонтёры или же просто люди, которые желают хоть как-то помочь всем тем, кто в этом нуждается. Так как мы не получаем государственной поддержки, для нас важно внимание людей, только благодаря их помощи мы существуем.

У каждого в жизни есть выбор: оставаться человеком и приносить в этот мир добро или же быть равнодушным. Но стоит помнить, что любое животное может испытывать чувство страха, боли, любви, радости… животные те уязвимые существа, которые зависят именно от нас. Я бы хотела, чтобы люди не забывали об этом! 

Бибинур СУЛТАНМУРАТОВА