Леонид Когай на сегодняшний день является единственным полковником медицинской службы МВД в Южно-Казахстанской области. Он  долгое время проработал в исправительных учреждениях, и в его трудной профессии всегда ему помогала… музыка. Осужденные уважали его за  уравновешенный характер и спокойствие. Однажды у него произошла необычная встреча в общественном транспорте с одним из бывших заключенных… 

Семья Леонида Михайловича пережила все трудности, которые выпали на долю депортированных корейцев. Но Казахстан стал для них настоящей Родиной. Родился Леонид Когай в послевоенное время, в 1946 году, в отдалённом казахском ауле Узун-Арал, что в переводе означает «Длинный остров». Этот населенный пункт находится в 400 километрах от озера Балхаш. Туда во время депортации попало пять корейских семей, в том числе и семья Когаев. В ауле было всего 40-50 дворов, которые занимались скотоводством. По указу правительства корейцев поселили туда для того, чтобы организовать рыболовецкую артель и научить местное население  заниматься рыболовством.

– Хорошо запомнилось, что тогда выдавали на десять человек небольшие лодки, которые  назывались  «кавасахи», и сети. Жители ловили рыбу, солили  и собирали её в огромные бочки, – вспоминает наш собеседник, – Один раз в месяц приезжали из Балхаша с рыбзавода представители и забирали рыбу, которую потом  перерабатывали. В этом ауле мы прожили до 1953 года. Мой отец Когай Михаил Борисович и мама  Ни Любовь Ивановна родились на Дальнем Востоке. А вот дедушка с бабушкой были родом из Кореи. А ещё с нами жила и прабабушка. Мы звали её Мария. Она прожила долгую жизнь и умерла в 1962 году в возрасте 93 лет. 

Детские годы, которые как раз выпали на непростое послевоенное время, хорошо запомнились Леониду Михайловичу. Аул, в котором они жили, был казахский. Все, в том числе и переселенные сюда корейцы, разговаривали на казахском языке. Дома говорили по-корейски. В родном ауле мальчик со всеми своими сверстниками пошёл в первый класс в казахскую школу. Но потом  родители переехали в посёлок Рыбтрест и Леня стал ходить в русскую школу. На новом месте глава семейства устроился работать бухгалтером на рыбзавод, а мама занималась воспитанием  четверых сыновей. В Рыбтресте  мальчик окончил семилетку, а потом остальные три класса доучился  в школе № 1 города Балхаша. После окончания школы в 1965 году поехал учиться в Карагандинский государственный медицинский институт на санитарно-гигиенический факультет.

Затем началась трудовая деятельность. В 1971 году после окончания  института  молодого специалиста направили в только что образованную Тургайскую область на санитарно-эпидемиологическую станцию врачом-эпидемиологом. Чуть позже, когда он проходил кандидатский минимум для вступления в Коммунистическую партию, его пригласил на работу в органы МВД секретарь Обкома партии. Тогда его перевели начальником медицинской службы МВД Тургайской области, где он проработал до 1988 года.После того как в 1988 году Тургайскую область упразднили, сотрудников распределили по всему Казахстану. Л. Когай попал в Чимкентскую область и стал работать начальником медицинской части колонии общего режима города Туркестана. А когда в 1989 году колонию закрыли, его перевели в Чимкент в управление медицинской службы МВД. Через год назначили начальником медицинской службы воспитательно-трудовой колонии № 1 на Ленгерском шоссе. В 1992 году Когая назначили председателем окружной военно-врачебной комиссии МВД. В 1996 году ему присвоили очередное звание – полковник, а в 1998 году он ушёл в отставку.

Это краткая трудовая биография нашего собеседника. Но за этими датами стоит нелегкий путь военного врача, который отличается от той работы, которую выполняют гражданские медики. Об этих различиях мы и спросили Леонида Михайловича. 

– Конечно, различия есть. Врачам, работающим в исправительных учреждениях, кроме своей медицинской работы, необходимо выполнять все функции военнослужащего. Во-первых, строгая дисциплина, дежурство по графику, полагающиеся наряды, патрулирование. Кроме того, необходимо вести контроль за питанием, проверять санитарно-гигиеническое состояние столовой, хозяйственных помещений, банно-прачечного хозяйства. Как военнослужащим, нам через определённый срок присваивается очередное звание. На сегодняшний день я являюсь единственным полковником по Южно-Казахстанской области среди работников медицинской службы МВД.  В органах МВД я прослужил более 22 лет, а гражданский стаж насчитывается около пяти лет, – говорит наш герой. 

Ну и конечно, работа с заключенными сильно отличаются от лечения обычных гражданских пациентов.

– Здесь особый контингент – все они преступники, – продолжает Леонид Михайлович, – у многих психика уже нарушена, мышление другое. А многие ведь не первый раз отбывают свой срок за различные правонарушения. Поэтому могло произойти всё, что угодно. Но надо сказать, что к медикам, как правило, заключенные не проявляют агрессии, так как понимают, что врач старается вылечить их. Но, признаюсь, внутренняя напряженность всегда ощущалась. Поэтому при такой работе нужно обладать высокой дисциплиной, быть спокойным и уравновешенным. Когда тебе грубят, надо сдержаться и спокойно объяснить суть дела. Ни в коем случаем нельзя повышать голос, проявлять агрессию. Это, конечно, тяжело и стоит очень больших нервов. Я по своему характеру спокойный, поэтому мне удавалось с ними ладить. А когда к ним хорошо относишься, то и они тебе отвечают взаимностью.

Наш собеседник вспомнил один интересный случай, который произошел с ним во время работы в колонии:

–У нас в санчасти  ВТК № 1 отбывал свой срок осужденный вор-карманник, причём очень высокой квалификации. Когда я там работал, ему было уже 60 лет. На вопрос, почему он попался, он всегда отвечал, что из-за возраста стали болеть суставы, и он потерял квалификацию. Отбыв свой срок, он вышел на свободу. Так вот однажды я ехал в автобусе и вдруг чувствую, что кто-то хочет меня обокрасть. Поворачиваюсь, и вижу этого самого вора. А когда он увидел меня, то сказал: «Шеф, я узнал вас. Я вас уважаю. Давайте разойдемся по мирному». Вот такая запоминающаяся встреча состоялась.

В своей жизни Леонид Михайлович особое внимание всегда уделял семье, кстати, она у него интернациональная. Со своей супругой  Миляушат Талгатовной они прожили 46 лет, познакомились еще в институте. Воспитали двоих дочерей, сейчас у них растут трое внуков. Четыре года назад в семье Когаев случилось большое горе ‒ от тяжелой болезни умерла жена. Теперь всю свою любовь и заботу он дарит дочерям и внукам.Есть у Леонида Когая и любимое увлечение – музыка, которой он занимается с детства. Его  отец  сам научился играть на скрипке и отдал сына в музыкальную школу на скрипку. Так Леонид Михайлович освоил скрипку, пианино, в последнее время сам овладел игрой на баяне и аккордеоне. Он признается, что музыка всегда была для него отдушиной при его сложной и нервной работе. Она успокаивала, снимала напряжение, помогала забыться.

Кроме музыки, мужчина любит готовить. Раньше всегда помогал жене на кухне. Теперь с удовольствием радует разными блюдами своих близких и себя. Еще, как настоящий офицер, он ценит мужскую дружбу. С одним из своих друзей он до сих пор общается со школы. Несмотря на расстояния, он поддерживает связь с друзьями, которые живут в других городах. Беседовать с Леонидом Михайловичем было очень интересно. Время пролетело быстро. Несмотря на свой возраст, он бодр, подтянут, всегда в движении, является активным участником всех мероприятий, проводимых корейским культурным центром. 

Лилия КИМ, 

 Шымкент