– Вы пишите только о ныне здравствующих? – удивленно спросил прямо с порога Леонид Дмитриевич Ем. – Но ведь это несправедливо. Живы сегодня дети журналистов, самоотверженно трудившихся в газете. Благодаря тому, ушедшему поколению, жива газета и отмечает нынче свое 95-летие. А мы, дети тех журналистов, были в то время маленькими свидетелями трудового подвига под названием «Газета». Родители и в нас заложили любовь и уважение к ней, как к духовному нашему богатству. Сегодня выписываю «Коре Ильбо» и радуюсь, что она по-прежнему приходит в мой дом.

Мы попросили Леонида Дмитриевича рассказать о своем отце Ем Дон Уке – одном из ведущих журналистов газеты  «Коре ильбо», которая в советское время называлась «Ленин Кичи». Уверены, что найдутся среди наших читателей еще те, кто вспомнит его добрым словом, а может, тоже зайдет к нам в редакцию и расскажет о тех, кто ради строчки в газете трудился на идеологическом фронте не щадя своих сил. Читая воспоминания об истоках газеты, убеждаешься в том, что журналист – одна из тех профессий, которая требует от человека мужества. Есть судьбы, о которых красноречиво рассказывают сами строки из биографии. Все остальное для знающего историю своего народа человека услужливо дорисовывает воображение. У отца Леонида Дмитриевича биография именно так и сложилась. Он шел по жизни смело и участвовал в ней, не прячась за спины людей. Он жил праведно – будет сказано, наверное, слишком банально, высокопарно. По-коммунистически, будет, наверное, вернее. Правда, сейчас это звучит старомодно и не совсем понятно для современного поколения. Однако не в семье Леонида Дмитриевича, где и дети, и внуки, и правнуки именитого журналиста знают его как человека, который был патриотом своей Родины… Но и здесь, как у многих соплеменников, получилось так, что родился Ем Дон Ук в Приморском крае (в 1916 году), в маленькой деревеньке под чудным названием Казачья Падь, а большую часть своей жизни прожил в Казахстане, вырастив здесь детей и обретя главное дело на всю жизнь.

Однако, по порядку. С тех пор, как в 1937 году семья будущего журналиста была  депортирована далеко за пределы родной земли, ощущение почвы под ногами стало иметь чуть ли не смысл самой жизни. Однако Узбекистан не показался необитаемым островом, и депортация не перечеркнула саму жизнь. Да и молодость брала свое, а то обстоятельство, что глава семьи был образован и владел как корейским, так и русским языками, востребованность в нем как в специалисте давала кое-какие права на в общем-то сносную долю. По биографии Ем Дон Ука можно даже сказать, что и депортация отразилась на его личной биографии не так трагично, как на судьбах многих соплеменников. Однако сам он в стремлении быть полезным для Родины (хотя в то время трудно было ответить на вопрос «А где же она, Родина?) жил полноценной и насыщенной жизнью. Подтверждением тому строки его биографии.  

15 декабря 1945 года принял присягу. Затем Ем Дон Ука направляют в Корею как знающего язык в качестве переводчика. В этом же году он вступает в ряды КПСС. Корейская война 1950 года, которая коснулась многих семей и до сих пор болью отзывается в сердцах корейцев, проживающих сегодня в разных уголках мира, не обошла стороной и его судьбу. В 1950-м году перед самым началом войны он благоразумно отправляет свою молодую жену с детьми в Узбекистан к своим родителям и спустя совсем короткое время израненным следует к семье сам.

– Я был еще совсем маленьким, но помню то тревожное время, – вспоминает Леонид Ем. – Помню, как мы прятались от бомбежки. Видимо, это было уже в начале войны, и мы спешно уезжали – из Пхеньяна перебрались в какую-то деревню, а дальше поездом в Ташкент и к бабушке. Помню, как почти следом за нами привезли папу еле живого на повозке в колхоз «Ленинский путь», где он потом, оправившись от ран, но до конца жизни часто прихрамывающий на одну ногу, учительствовал в школе. Папа очень нас любил и всегда торопился после уроков к нам. И все равно мы его видели редко – допоздна был в школе, а после – то собрания, то дополнительные уроки, то всевозможные кружки. Объяснения были простыми: «Партийный человек: ни себе, ни вам до конца не принадлежу».   

Так и было. В 1961 году отца направили на учебу в Алма-Ату в партшколу при ЦК КПСС, которую он успешно окончил, и предложили работу в корейской газете. Она в то время носила название «Ленин Кичи». В редакции ждала его должность заведующего отделом партийной жизни. В грамотных специалистах газета очень нуждалась, а тем более в партийных, ведь в то время проходило очень много всевозможных съездов, конференций и форумов, материалы которых нужно было донести до народа. Эта ответственная идеологическая работа полностью легла на плечи молодого, но очень опытного коммуниста, который знал цену жизни, всем своим существом, каждой клеточкой своего тела понимал то, что мирное небо над головой – самое большое счастье в жизни. Так до самого последнего дня, до 1981 года (умер отец во время операции), Ем Дон Ук прослужил своей газете. 

– Леонид Дмитриевич, что Вы помните из того периода Вашей семьи, когда отец работал в газете?

– Помню, особенно в дни работы съездов, что рабочий день у отца начинался ранним утром. Он уходил на работу, когда мы, его дети, еще спали. Заканчивался его рабочий день зачастую уже утром следующего дня. Зайдет на час домой и снова в редакцию. Помню, что мы, дети сотрудников газеты, хорошо знали друг друга, общались между собой и часто встречались у родителей в редакции. Иной раз и обедом покормят нас, собрав всех  вместе. Но это касалось не только детей журналистов. Наши родители, я говорю о журналистах, очень хорошо знали актеров Корейского театра, многие дружили семьями и помогали друг другу. В редакции все хорошо говорили по-корейски, да и в театре тоже. Сейчас по публикациям видно, что газета также большое внимание уделяет освещению театральной жизни. Но в те годы эта связь была почти органической. Подрастая, многих актеров я тоже знал лично. Помню сегодня их имена: Ким Сан Дин, Ким Сен Ир… Из журналистов в моей памяти, уже осознанной, остался Ян Вон Сик – журналист от Бога, говорили о нем. Но помимо всего, это был остроумный, добрый, отзывчивый человек, повидавший очень много в жизни. 

– Интересно, как воспитывал Вас отец? Он строгим был?

– Мать была построже, иногда могла и оплеуху дать. Нас в семье пятеро детей было и, конечно, родителям с нами было непросто. Тем более, что они изо всех сил старались создать все условия для получения знаний. Мы все хорошо учились и в результате все пятеро получили высшее образование. В общем, мать требовала жестко и не зря. Но отец, он ни разу ни на кого руку не поднял. Больше всего не терпел лжи и несправедливости. Нам было уже не по себе, когда на жалобы матери на какую-либо детскую шалость отец угрюмо давал оценку: «Аполитично поступаешь!». Эта короткая фраза была главным наказанием, особенно для меня. Мне почему-то становилось так страшно, будто я совершил преступление… Я запомнил отца предельно честным человеком, который ругаться не умел совсем. У него были только оценки: честно – не честно, справедливо – не справедливо и так далее. В редакции его очень ценили за это и относились к нему с большим уважением. Это видно было по тому, что частенько после работы кто-то из коллег заходил к нам на ужин. Журналисты продолжали что-то обсуждать, разбирать какой-либо материал.

– По стопам отца кто-нибудь пошел?

– Нет, мы получили другие профессии – образование у всех техническое. Я инженер, брат тоже, сестра инженер-экономист…У папы уже семь внуков, есть правнуки. И я думаю, он нами гордился бы сегодня. Не так давно в Южной Корее я узнал о том, что у нас очень именитые предки. Жаль, что в бытность отца о многом было принято молчать. Да и о самом отце мы полностью узнали уже после его смерти. Мама и родословную нам показала, и поведала о наградах, про которые отец никогда не вспоминал, тем более не рассказывал, за что он их получил.  И мне сегодня хочется их назвать для того, чтобы нынешние журналисты знали, какие корреспонденты работали в вашей газете.

Папа был награжден: Орденом Знак почета, медалями «За победу над Японией», «За освобождение Кореи», «30 лет Советской Армии и флоту», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне», «К 100-летию со дня рождения В.И. Ленина», а также медалью «30 лет победы в Великой Отечественной войне». 

– О чем мечтал Ваш отец?

– Говорил, что когда будет дома на пенсии, обязательно напишет книгу и день-деньской  будет пропадать на рыбалке, очень любил удить рыбу. Не получилось. И вот теперь мы, его дети, собираем по крупицам все то, о чем всю жизнь молчал отец, а когда мы что-то спрашивали, говорил: «Еще не время». Обидно, время пришло, а отец так в молчании и ушел из жизни…

Тамара ТИН