Нынешний год знаменательный для газеты «Корё ильбо», ей исполняется 95 лет. С первых январских номеров запущена эстафета публикаций, цель которой показать исторический путь её развития, жизни вместе с народом в разных эпохах, верного служения своей диаспоре и полиэтническому казахстанскому обществу, межнациональному единству. Время показало, что корейский печатный рупор с честью  оправдывал своё морально-гуманитарное назначение и по достоинству вошел в анналы национальной истории. На обширном казахстанском поле средств массовой информации газета не раз пожинала лавры признания, почтения и уважения. Недавний пример тому, без ложной скромности – именное награждение в моём лице Почетной грамотой Ассамблеи народа Казахстана за подписью её Председателя, Президента РК Н.А. Назарбаева, и её надо расценивать как высокую оценку газете «Корё ильбо». Памятное событие состоялось в декабре минувшего года, в дни празднования Дня Независимости Республики Казахстан.

Один небольшой экскурс, он вызван необходимостью назвать точный факт биографии. Рождение газеты «Сэнбон» датировано первым днем марта 1923 года. Значит, официально через месяц 95-летие нашей славной именинницы! О её славе говорят многие факты признания, самый достойный из них – советский орден Дружбы народов, ему тридцать лет. Нынешний год совпадает с другими круглыми датами: в 1938 г., после временного небытия, депортированная вместе с народом с Дальнего Востока газета вновь возродилась, но не с прежним названием «Сэнбон», а с новым – «Ленин кичи» (80 лет тому). И еще одна добрая примета, уже из эпохи перестройки – с 1988 года, три десятилетия, как в газете печатаются уроки корейского языка.    

Выше упомянуто слово «слава». О ней множество народных поговорок. Одна из них гласит: «Слава придет - и невидного найдет». Опять-таки, без тени какого-либо личного тщеславия, вспоминается праздник души в марте далекого 1984 года. Тогда в Алма-Ате состоялось торжественное заседание, посвященное 30-летию освоения целинных и залежных земель в Казахской ССР. Ближе к полуночи в моей целиноградской квартире (одновременно она была корпунктом) зазвонил телефон. На проводе редактор Иннокентий Павлович Хан, голос взволнованный, возбужденный. На всю жизнь запомнился тот ночной разговор, он был почти односторонний, больше говорил мой дорогой и всеми нами любимый уважаемый шеф. Мне же оставалось лишь кротко и кратко ответствовать: «Да за что спасибо, это же моя работа, служебный и профессиональный долг…» и т.д. Иннокентий Павлович же очень эмоционально излагал: «Понимаешь, когда Димаш Ахмедович Кунаев, первый секретарь Центрального комитета Компартии Казахстана, докладывал, что во время освоения вековых залежных земель у нас в республике сформировалась новая общность советского народа, из романтиков и патриотов, которых называли героями-первоцелинниками, он отметил, что большая роль в этом принадлежала газетам, и, называя национальные издания, он первой назвал нашу – «Ленин кичи»! Ты крепко поработал, открыв, наряду со знатными хлеборобами, имена корейских тружеников. Вообще, и я в удивлении, как и многие читатели, что в ваших краях, оказывается, живет немало наших собратьев…».

Та весна 84-го была четвертой со дня моей работы в качестве собственного корреспондента газеты «Ленин Кичи», мой регион – Северный Казахстан. Вообще, как я «залетел» в «Ленин кичи», или по-другому, был утвержден в этой ипостаси? В двух словах – посредством постоянного нештатного сотрудничества. До этого работал заместителем редактора в районной газете, базировавшейся в Целинограде (будущей Астане). В городе и сельской округе было немало достойных, уважаемых корейцев, их жизнь, судьба, завидная работа сами просились на газетную полосу. Так они становились героями  публикаций в «ЛК», издававшейся в то время в Кызыл-Орде. И вот однажды позвонил редактор Ким Дюн Гир (Петр Бондеевич), с неожиданной идеей: «Давай откроем в Целинограде корпункт, ты для этого созрел, я читал все твои публикации».

Петр Бондеевич до назначения редактором корейской газеты работал в Целиноградском обкоме партии, был консультантом Дома политпросвещения, а в далекой молодости секретарем райкома партии на Сахалине. Он слыл добротным идеологом, носителем национальных идей. Первое, что вырвалось у меня на столь неожиданное предложение – я же не знаю корейского языка! Ответ последовал незамедлительно – на твой век хватит «пахать» на русском. Его аргумент стал решающим в моей поворотной судьбе. Вот так, образно, я начал иную, национальную журналистскую пахоту в огромном целинном регионе Казахстана. Кстати, вспоминая этого удивительного и благородного человека, напомню читателям, что в первую очередь Ким Дюн Гиру надо поставить в заслугу, благодаря его ходатайствам, перевод редакции «Ленин кичи» из Кызыл-Орды в Алма-Ату. А о его же благородной душе рассказано в предыдущем номере, в интервью с ветераном «Коре ильбо» Нам Ген Дя, которое красиво и с душевным волнением провела коллега Тамара Тин.   

Какой простор, не только территориальный, раскрылся в новой должности на этой, образно говоря, корейской целине. И услужливо здесь подворачивается один афоризм, смысл которого в том, что исследователь (в нашей профессии - поисковик), идет по пути наибольшего удивления. Мы же, журналисты, всегда в поиске новых тем, личностей, исторических событий и т.д. Впервые я открывал для себя города, в которые ступал впервые: Кустанай, Петропавловск, Кокчетав, Павлодар, ранее, правда, бывал в Караганде, Экибастузе, но в них были чисто семейные дела, посещения краткосрочные, день-два, не более. Теперь же в командировках находился не менее недели, знакомился с интересными людьми, про них рассказывали на заводах, фабриках, в совхозах, в учреждениях, руководящих инстанциях и т.д. То есть это был другой, целинный простор - для журналистского творчества, оно радостно, с удивлением  стимулировалось открытием новых имен замечательных соотечественников-корейцев, достойных обнародования в нашей газете. Вот я сказал о творчестве, а что оно означает? Ответ может быть и конкретный, и философский, а в общем и в частностях, – разный. Но какую божественную мысль о нем высказал Иосиф Бродский: «Всякое творчество есть по сути своей молитва…». Возможно, это будет субъективное осязание исповеди и заповеди знаменитого поэта, но она, молитва, всегда должна сопровождать нашу деятельность. Всегда и без сомнений, ведь без неё немыслимы, бесплодны деяния на журналистской ниве. Еще раз, извиняясь перед возможными «коллегами-атеистами», подчеркну, что это чувство сугубо личное, но выверенное и проверенное за долгие годы служения газете и своему народу. Мой стаж, по сей день, в одной газете с тремя ее именами - «Ленин кичи», «Корё» и «Корё ильбо» - более 37 лет. И по сей день, приступая к работе над очередным материалом, я всегда испытываю легкий озноб. Ведь кому не знакомо чувство робости, волнения и даже смятения перед чистым листом, когда хочешь добротно, душевно, искренне и красиво сотворить свой очередной журналистский труд. Вот тогда и взываешь к Ханыними – Всевышнему, чтобы твой очерк порадовал человека, взволновал его душу и вызвал уважение к тебе, а, значит, к твоей профессии. Один из таких откликов, обобщенных, был в том ночном звонке от редактора Хана И.П. 

Без ложной скромности скажу, что, следуя кодексу чести и профессионального долга, многие мои публикации о людях оборачивались обратной реакцией, с благодарностью и искренними пожеланиями здоровья, удачи, новых встреч и т.д. А они, звонки и бумажные письма (в прошлом) – считаю, самая высшая награда для журналиста. Сегодня с грустью смотрю на галерею моих газетных героев. Сколько славных имен, ярких трудовых биографий, примеров национального достоинства – какую светлую память они оставили в истории казахстанских корейцев. Два Героя социалистического труда – директор совхоза «Кустанайский» Алексей Андреевич Пак (впоследствии руководитель Главптицепрома СССР на правах министра), председатель колхоза имени 18 лет Казахстана Кан Де Хан (Дмитрий Хасенович). В ряду орденоносных руководителей директора - совхоза имени Сакена Сейфуллина Николай Иванович Лян, знаменитой на всю советскую страну Щучинской птицефабрики Николай Петрович Цой, Иннокентий Митрофанович Ким, руководитель крупнейшего в Казахстане Балкашинского госплемзавода (о нём в этом номере печальный некролог), – все они в своё время были удостоены высшей советской награды – ордена Ленина, их сельхозпредприятия красовались на Всесоюзной выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ СССР). Но в этом ряду есть одно особое имя хлебороба-тракториста Константина Ивановича Когая. Почему особое? А потому, что он был из той среды, которую называют «простые люди». В годы освоения целины молодой Константин Когай из совхоза «Бозайгирский» прославился на весь Союз. Вместе с другим новатором-первоцелинником Виктором Дубининым они организовали новую форму труда – механизированные отряды. По просьбе журналистов «Комсомольской правды» корейский труженик рассказал во всесоюзной газете, каким экономическим эффектом в масштабах страны обернулась их новация. И в газете «Ленин кичи», а спустя годы в русскоязычном варианте в «Корё ильбо» была статья памяти о Константине Ивановиче.

2016-й год в газете «Корё ильбо» начался с публикации «Память Синегорья», посвященной Н.П. Цою. Ему исполнилось бы 90 лет. Большой очерк повествовал о спецвыпуске газеты в 80-е годы, назван «Живут в Синегорье корейцы». Этот край – обширная курортная зона Боровое. Она по-своему знаменита, а именно тем, что славилась Щучинской птицефабрикой, населенной большим количеством корейских семей. В североказахстанском регионе, на пустыре они построили сельский городок Птицеград, уникальный тем, что в нем была обустроенная городская инфраструктура, со светофорами, зимним бассейном в спорткомлексе, лечебным профилакторием, музыкальной школой и т.д. Хозяйство по замыслу гендиректора Цоя Н.П. было многоотраслевым, мощным своей экономикой и социальным развитием. Здесь, кроме основного птицепроизводства, были конеферма на полторы тысячи голов и даже «корабли пустыни» - две сотни верблюдиц, – таков удивительный прецедент  на Севере Каз.ССР. Они поставляли курортной зоне лечебный кумыс и шубат. Территория этого «града» звалась Зеленый бор, он вырос вместе с фабрикой. О её людях сохранилась кинолента «Будьте здоровы и счастливы!», производства «Казахтелефильма». О тружениках этого знаменитого села-города в те годы прознали в Южной Корее, делегация из птицефабрики побывала в стране предков, там её встречали с уважением и благоговением. Кстати отметить, в начале 90-х годов на птицефабрике впервые в Кокчетавской области возродили национальную общину, корейский культурный центр. Николай Петрович Цой был первым его председателем.

Маленькое, но очень серьезное отступление в историю сегодняшней двуязычной газеты «Корё ильбо», правопреемницы «Ленин кичи». На заре рождения она первоначально называлась «Корё» и в ней работали талантливые молодые журналисты, пылкие, любознательные, и, главное, искренние в своем стремлении познать подлинный национальный дух, глубинную философию, благородную мораль и высокую нравственность корейского человека. Что для них значила новая газета? Вот один яркий, крылатый образ, рожденный известным сегодня писателем Александром Каном: «Лично для меня работа в «Корё» стала истинным погружением в корейский космос, конечно же, в той степени и мере, какие могли быть возможны в советском контексте». Таков масштабный взор и национальное мироощущение у А.Кана. Я же приземлил своих героев на журналистской ниве в пределах своей корейской Целины, вынесенной в заголовок с заглавной большой буквы. Но на её просторах нашли достойное место не только вышеназванные личности, но и замечательные корейцы многих других профессий, заслуженные деятели, работники в разных сферах народного хозяйства страны. В этой корейской Целине – шахтеры Караганды и Экибастуза, металлурги Темиртау и Джезказгана, машиностроители Павлодара и Целинограда и т.д. А поименный перечень замечательных специалистов, трудившихся в различных областях образования, науки, медицины, культуры, искусства, школах, институтах, спорте, органах правопорядка и т.д., - всех не перечислишь, их множество, запечатленных на страницах «Ленин кичи», «Корё» и «Корё ильбо». Кстати отметить, многие имена внесены в Энциклопедию корейцев Казахстана, впервые изданную в год их 80-летней жизни в этой прекрасной суверенной стране.

Терпкий мёд с горьких цветов

Порой меня спрашивают: какие свои работы считаешь самыми-самыми…? Вопрос на первый взгляд, казалось бы, простой, но с ответом не спешу, иногда отшучиваюсь, что, дескать, надо сначала подумать, что наш труд вообще? Ведь раньше мы назывались литсотрудникам – это понятно. А еще литраб, но это другое дело. Не литературный рабочий, а настоящий раб, в плену своих мучительных поисков и верного слова. И если трудиться, «пахать» по-настоящему, по-целинному, со всей душой, то это, право, настоящая каторга. Но сладкая! Как здесь не упомянуть мудрую корейскую пословицу: «Трудолюбивая пчела собирает мёд и с горьких цветов». И тогда я называю несколько до боли щемящих, дорогих моему сердцу людей, очерки и публикации: «Живи и помни», «Письма с непонятной войны», «Падал снег в тот майский день». В них мёд не сладкий – терпкий. В первом рассказе история десятилетнего заточения  политкаторжанки Цой Евгении Петровны, узницы Карлага, часть срока мытарившей в трагически известном АЛЖИРЕ (т.н. «Акмолинский лагерь жен изменников Родины»). В очерке есть один эпизод. Её сокамерницей была знаменитая советская певица Лидия Русланова (исполнительница песни «Валенки»). Однажды ей приказали выступить перед высоким тюремным начальством из Москвы. На что гордая женщина ответила: «Соловей в неволе не поет». На основе газетного материала с моим участием студия «Казахтелефильм» сняла киноленту «Долинка-доля», имевшую большой общественный резонанс. В этом поселке близ Караганды одноименная шахта «Долинская» (вокруг неё была тюремная зона для политкаторжан по известной 58-й статье), а такая участь, женская доля говорит сама за себя.   

В письмах «с непонятной войны» - трагедия двадцатилетнего Володи Кима из Целинограда. В 1989 году, после ранения и излечения в ташкентском госпитале он вновь прибыл на передовую позицию войны в Афганистане… И погиб за три месяца до вывода советских войск. Проклятая матерями война… Его имя среди сотен других высечено в Астане на мемориальной стене «Память из пламени Афганистана». А его письма родителям вызывают содрогание, щемящую боль, сострадание к матери, потерявшей единственного сына.

…В тот майский день город прощался с Борисом Ивановичем Кугаем, был редкий случай снегопада в эту пору. Публикация заканчивалась песней на музыку М.Таривердиева «А память, такими большими снегами…».  В памяти всех, кто знал его – боевой путь гвардии рядового Бориса Кугая, прошагавшего по дорогам сражений всю Европу. В апреле 1945-го, когда всё вокруг было наполнено духом Победы, он тысячекратно мог погибнуть на переправе через Дунай, выполняя последнее - смертельное задание. Он чудом выжил, награжден за подвиг орденом Красной Звезды. В мирной жизни, будучи бессменным руководителем областного добровольного спортобщества «Кайрат», Борис Иванович совершил блестящий трудовой почин, - в этом обществе, благодаря его неустанной опеке был выпестован великолепный тяжелоатлет, золотой чемпион Сеульской Олимпиады 1988 г. Анатолий Храпатый. 

Много неизгладимых событий в истории нашей газеты. Май 1989 г. В Кызыл-Орде впервые с 1937 года состоялся всеказахстанский фестиваль корейской культуры. После официального открытия, докладов и выступлений прошел грандиозный концерт. На второй день участники разъехались по районам. В нашей делегации была известная личность, профессор философии, народный академик Пак Ир Петр Александрович. Нас принимал дружный интернациональный народ Кармакчинского района. На площади колхоза «Третий интернационал» бюст Героя социалистического труда Цай Ден Хака. Встреча вылилась во всенародный праздник, удивляло многое, к примеру, что казахи, славяне, люди  других наций общались на корейском языке, а коре сарам, в свою очередь, свободно изъяснялись на языке великого Абая. Это, надо считать, одно из немногих добрых наследий того проклятого 1937 года. Памятным было душевное, эмоциональное выступление сэнсянима Пак Ира, посвященное истории древней корейской культуры. А свой блестящий рассказ он завершил веселой шуточной притчей «Как Ханыними сотворил женщину». Заканчивалась веселая байка так: «Все хорошие мужчины – из наших рук, а плохие женщины – от плохих мужей».

Конечно, рассказанные выше эпизоды, фрагменты из истории газеты – лишь небольшие островки жития газеты, её персонажей и героев на казахстанских целинных просторах. О них зачастую меня просят поведать, рассказать молодые коллеги из разных столичных СМИ, что и послужило поводом для этой публикации. Я же, в свою очередь, отвечаю им, что загляните лучше в архивы газеты, они доступны на сайте «Корё ильбо». А приведенные в этом материале воспоминания лишь частичка той огромной газетной кладези, которую на протяжении более девяноста лет собирали, складывали в шкатулку мудрости плеяды талантливых редакторов, журналистов, писателей и многочисленных общественных деятелей, друзей и почитателей родной корейской газеты.

 

              Владимир СОН,

Астана