Наша беседа с Эдуардом Иннокентьевичем Цоем, состоявшаяся накануне его 80-летия, проходила в несколько необычном ключе. Он, педагог с более чем полувековым стажем, доктор архитектуры Европейского университета, почетный профессор Казахской государственной архитектурно-строительной академии, один из основателей Научно-технического общества «Кахак», предпочитал больше рассказывать не о себе, а рассуждал о жизни, о насущных вопросах, вспоминал учеников, касался близкой ему корейской темы. 

Между тем наш герой, обладающий, как многие представители его поколения, прекрасной памятью и ясным рассудком, все-таки поведал нам и о своей судьбе.

Эдуард Цой родился в трагичный для всех корейцев год, однако получилось так, что депортация его семьи напрямую не коснулась. Дело в том что отец, будучи секретарем комсомольской организации у себя в поселке на Дальнем Востоке, по собственной инициативе выучился на летчика и был направлен в городе Коростень на запад Украины, который находился в прифронтовой полосе, где 29 декабря 1937 года и появился на свет Эдуард. Правда, мальчик родился уже без отца, так как его арестовали. После ареста отца семью Цоев переправили в Узбекистан в поселок имени Свердлова, куда депортировали всех их односельчан с Дальнего Востока. Первый год жили в землянке, накрытой камышом. Потом общими силами провели оросительный канал и постепенно стали обживаться, засадили поля, начали строить капитальное жилье. Жизнь налаживалась.

Школу Эдуард окончил с медалью, но какую профессию выберет, точно не знал. На выбор профессии повлиял двоюродный брат, который сам желал стать архитектором, но не смог и реализовал свою мечту в младшем брате, подготавливая  его уже со старших классов школы, а потом просто отвез Эдика в Московский архитектурный институт (МАРХИ). Столица, огромный ВУЗ, тысячи студентов – все это произвело на провинциального паренька неизгладимое впечатление. Тем не менее он быстро адаптировался и, благодаря своей старательности, ответственности, трудолюбию стал одним из лучших студентов. После института Эдуард Цой, как и положено, по направлению три года отработал в Алма-Ате. Затем окончил аспирантуру МАРХИ  и факультет усовершенствования. Вернувшись в Казахстан, начал педагогическую карьеру преподавателем в Казахском политехническом институте имени Ленина. Затем работал преподавателем в различных вузах Алматы, до сентября прошлого года преподавал в Казахском институте архитектуры и строительства.  

Эдуард Иннокентиевич признается, что не собирался идти в педагоги, так как получил академическое архитектурное образование и собирался заниматься проектированием.

– Но в хрущевские времена архитектура лишилась всякого эстетического и творческого содержания и была призвана решать только функциональные задачи. Например, нужно было все несущие колоны размещать строго на расстоянии шести метров друг от друга. Но чтобы спроектировать  красивое оригинальное здание, у него должны быть разные пропорции, но этого не допускалось. Я протестовал против таких мер и решил посвятить себя преподавательской деятельности. О чем сейчас нисколько не жалею, – признается Эдуард Иннокентиевич. – Оглядываясь назад, я могу признаться, что не спроектировал и не построил ни одного выдающегося объекта. Но проработав всю жизнь педагогом, я все-таки делал «маленькие вещи» и как архитектор. Например, являюсь автором памятного мемориала на месте гибели членов космического корабля «Союз 11», одним из авторов Мемориала славы в парке 28 гвардейцев-панфиловцев в Алматы, спроектировал памятник Чапаеву в Уральске и на месте его гибели в станице Лбищенской. Также являюсь специалистом по жилью. Так я спроектировал дом из шести спален, в которых все окна выходят на восток.

Будучи разносторонней и любознательной личностью, Эдуард Иннокентьевич всегда находится в поиске новых идей, смотрит на жизнь с интересом. Вот и на прошедшем недавно заседании Совета старейшин Ассоциации корейцев Казахстана он предложил заняться обучением молодых активистов корейскому языку.

– Я готов на совершенно безвозмездной основе учить нашу молодежь корейскому языку. Если хотите, я даже могу за час научить вас тысяче китайских иероглифов, – удивил тогда всех присутствующих  Эдуард Иннокентьевич.  

Как оказалось, китайскому языку он учился в школе.

– У нас в школе работал замечательный учитель, который на уроках корейского языка преподавал нам и китайскую грамоту. Что касается моего предложения научить любого тысяче иероглифов, то тут нет ничего удивительного. Прямо сейчас я вам могу показать, как пишутся числа от одного до тысячи, и вы без труда их выучите, а значит, будете знать уже тысячу иероглифов, – объяснил уже во время нашей встречи Эдуард Иннокентиевич. 

Мы беседовали с ним на самые разные темы, затронули литературу и историю, поговорили об образовании и науке, конечно же, коснулись архитектуры.

– Еще в первом веке до нашей эры древнеримский архитектор Витрувий сформулировал три простые правила, выраженные всего тремя словами – польза, прочность, красота. Именно эти три понятия являются основой всей архитектуры, как античной, так и современной. Я всегда говорил своим ученикам, что любое здание должно подчиняться этим законам. К сожалению, на мой взгляд, сегодня в нашей стране не так много талантливых архитекторов. Одним из них является заслуженный архитектор Казахстана Бек Ибраев, который, к моей гордости, был моим учеником. Нужно признаться, что упал и сам уровень образования в архитектурных ВУЗах и на факультетах. Тем не менее, мы развиваемся, за рекордно короткие сроки построили уникальный город посреди степи – нашу столицу Астану. 

Мы не могли не узнать мнение нашего собеседника по поводу масштабных архитектурных новшеств, коснувшихся в последнее время Алматы. 

– Прежде чем отвечать на этот вопрос, я расскажу о своей любви к Парижу, это мой любимый город. Помню, на экзамене в институте мне попался вопрос по истории архитектуры французской столицы, и я так легко и подробно рассказывал о городе, что профессор меня остановил и с удивлением спросил: «Откуда вы так хорошо знаете Париж вы там были?». Я ответил, что изучил город по его книге. Какую он мне поставил тогда оценку, наверное, говорить не нужно. К сожалению, я поздно поехал в Париж, и понял, что хотел бы там жить. Меня поразил Монмартр, открывающаяся с холма панорама на город, дух, который там присутствует. Прогуливаясь по кварталу Дефанс, я шел по улице и попал в здание, которое оказалось, Министерством культуры. То есть там любой человек может пройти в государственные учреждения, ведомства. И те перемены, которые сейчас происходят в градостроительстве Алматы, с нацеленностью на то, чтобы город стал удобным для людей, для пешеходов, мне очень импонируют. 

За более чем полвека работы Э.И. Цой воспитал десятки учеников, некоторые из них получили известность в своей профессии не только в Казахстане, но и за рубежом.  Педагог признается, что был принципиален, но справедлив со своими студентами, за что они его боялись, но уважали и за глаза называли «Эдуардом Инногениевичем».

Ассоциация корейцев Казахстана, Научно-техническое общество «Кахак» от всей души поздравляют Эдуарда Иннокентиевича Цоя с юбилеем! Желают здоровья, благополучия, долгих лет жизни! 

 

 Константин КИМ