Актер театра, кино, режиссер, ныне консультант по творчеству в Государственном республиканском академическом корейском театре музыкальной комедии…  И это не все о нем, о заслуженном деятеле искусств Казахской ССР Олеге Сафроновиче Ли, который, выбрав в свое время непростую стезю актера, будучи уже состоявшимся молодым инженером и подающим большие надежды перспективным ученым, интуитивно остановился на том, что стало его судьбой – на Корейском театре. В результате, поступив в театральный в 29 лет, сыграл более 20 ролей в Корейском театре, много лет был его главным режиссером. Успел сняться в более 40 ролях в кино, из которых в памяти кинозрителя остались такие киноленты, как «Транссибирский экспресс», «Тайны мадам Вонг», «Гангстеры в океане». Снялся в 70-ти сериях первого казахстанского сериала «Перекресток». На съемочной площадке играл с такими звездами кино, как А. Джигарханян, А. Ашимов, Л. Дуров, В. Спиридонов. Работал с такими режиссерами, как П. Чухрай, Э. Уразбаев, А. Митта, Е. Шинырбаев  и другие. За игру в фильме «Люди в океане» был удостоен премии КГБ СССР в области литературы и кино.  

–Олег Сафронович, судя по Вашему рассказу о своей творческой деятельности, которая так органично связана и с Корейским театром и с советским кино, Вы очень удачливый. Все, за что брались и беретесь, у Вас получается блестяще. О таких говорят «талантливый человек талантлив во всем». Это же подтверждают факты Вашей трудовой биографии. Не так ли?

–Не совсем так. Конечно, я всегда старался все то, что от меня зависит,  делать с полной самоотдачей. Другое дело, не всегда был тот результат, к которому стремился. Например, есть целые роли, которыми я очень недоволен – ну, не так надо было сыграть! А есть эпизодические роли, когда в секунды мне удавалось сказать столько, сколько вообще сложно выразить за такое время. Все это не частые удачи, мгновения, ради которых стоит выходить на сцену. 

–Позвольте тогда, Олег Сафронович, рассказать тройку Ваших историй из Вашей жизни Вашими устами.

–Давайте, тем более что я уже имел дело с журналистами, которые писали совсем не то, что я им рассказывал.

Итак.

 

История №1. О любопытстве как двигателе не только прогресса, а также о «Транссибирском экспрессе», который захватил и унес

По воле судьбы я должен был стать хорошим инженером. Но, как говорится, судьба сделала крутой поворот, инициатором которого стал я сам. Когда за моими плечами была служба в армии (отслужил 4 года в Военно-морском флоте), а также интересная и успешная работа в качестве инженера в одном из Ташкентских НИИ по электронной микроскопии после успешного окончания соответствующего вуза, я задумал попытать себя на поприще актера. Смогу ли? Конкурс в те времена был огромным – 40-50 человек на место. Если говорить о работе, моей зарплате многие сверстники могли позавидовать, семья была довольна, родители счастливы. Специалистов такого уровня в те далекие 60-е выпустили совсем немного и, понятно, что все они были нарасхват. Конечно, мое начальство было против, когда я сообщил, что попробую поступить в театральный. Но если на работе я успокоил руководителя тем, что поступать буду во время отпуска, к тому же могу провалить и тогда непременно вернусь, да и если не провалю, то тоже вернусь, потому что это всего лишь любопытство, то дома меня ждал крупный разговор, который смягчила моя мудрая мама, сказав: «У нас никогда не было артистов. Я мечтала, чтобы ты стал инженером. И если ты решил стать артистом, я мешать не буду». 

На театральный факультет Казахской Государственной консерватории имени Курмангазы меня приняли, наверное, снова повезло. Везение улыбнулось и тогда, когда параллельно учебе решив работать, я пришел к Анатолию Молодову и он взял меня в  свой коллектив – хоровую капеллу. В результате мне опять же повезло заниматься делом, которое приносило не только радость, но и существенную для студента добавку к стипендии – 80 рублей советскими деньгами. Через год мне еще и именную стипендию Шакена Айманова дали. К тому же в студенческие годы меня активно приглашали сниматься в кино. Я, конечно, ни от чего не отказывался. Еще чуть позже работал педагогом на кафедре. Жизнь киношная захватила так, что я уже не понимал, чем меня прельщала жизнь инженера. Мое место здесь, в театре, в кино. 

Самым первым моим участием в съемках кинофильма была эпизодическая роль в фильме «Я Тянь-Шань», где мне отводилась незначительная роль в числе водителей. Но именно эта картина стала путевкой в мир кино. Меня почему-то заметили и впоследствии пригласили попробовать себя в «Транссибирском экспрессе». Поначалу наотрез отказался. Однако уговорил режиссер Эльдор Уразбаев: «Не отказывайся. Поезжай на пробы за наш счет в Москву, посмотришь столицу, Красную площадь, отдохнешь». Когда в гримерной я увидел актеров, в числе которых были Жантурин, Ашимов. Бейшеналиев, Мунзук и другие, потом приехали из японского посольства бравые красивые парни, я все понял. Пробные съемки прошли, я вернулся. Через месяц телеграммой меня вызвали в Москву.

Крутому перелому в судьбе я благодарен еще и тем, что, не случись этого моего решения, не встретил бы я на своем жизненном пути свою жену – замечательную актрису, которая понимает меня во всем и сегодня тоже служит Корейскому театру, Галину Ким. Однако по сей день удивляюсь мудрости моей мамы, которая совсем не понимала театральной кухни, но в сложное для меня время услышала мою душу. После того, как она увидела фильм «Транссибирский экспресс», я позвонил домой.  Мама берет трубку и плачет: «Олежка! Ты живой?! Тебя же там уби-или! Я так плакала, все так переживали за тебя! Теперь я слышу твой голос, ты жив! Какая радость!».  

–Режиссером тоже стали из любопытства, Олег Сафронович?

–Да, а так как к делу относился серьезно, поступил на режиссерский факультет и окончил его тоже с красным дипломом. А дальше было самое интересное ‒ работа над спектаклями, которые хотелось сделать профессионально, несмотря на отсутствие опыта.

 

История №2. О том, как в театре работают те, кто не мыслил и не мыслит себя в другой жизни, а также о точном прочтении Гарсиа Лорки

Моей взлетной «пробой пера» был дипломный спектакль по пьесе известного драматурга, режиссера и актера Ен Сен Нена «Колокола из ада».  Его уговорили дать ставить спектакль мне, дипломнику. Ознакомился с материалом. Потом мы долго говорили с мастером по пьесе. И тут я, вчерашний студент, ему предлагаю поменять местами сцены и подсократить кое-где текст. Представляете?! «Все понятно, – произнес он. – Не будешь ставить, не дам». Спасла меня его жена, мудрая женщина, заслуженная артистка Узбекской ССР актриса Ли Ген Си: «Олежка, я тебе позвоню». Через день позвала в гости. Приехал. Ен Сен Нен говорит: «Ладно. Пробуй, но больше ничего не меняй и не сокращай». Спектакль не сходил  со сцены около 10 лет. 

Памятной, извините за тавтологию, стала работа над спектаклем «Память», который ставил Корейский театр к 60-летию проживания  корейцев в Казахстане. Над ним работали такие мастера слова, как Станислав Ли и Лаврентий Сон, музыку к спектаклю написал Яков Хан. Особенность его была в том, что герои говорили на трех языках – корейском, русском и казахском. Депортированные говорили на корейском языке, их сопровождали военные из России, которые говорили по-русски, и принимали переселенцев казахи, которые говорили на казахском языке. Спектакль с успехом обкатали в Уштобе. И пошел он по фестивалям, в Корее его тоже посмотрели и тоже поняли. 

Ярким воспоминанием остался «Дом Бернарды Альбы». Он везде проходит с успехом, его любят театры мира. Я смотрел постановку и в Москве, и в Грузии, и у нас в Караганде. Все спектакли прекрасны. Но у меня после прочтения пьесы появилось внутреннее желание ввести в него как образ танец. Это же Гарсиа Лорка! Так, благодаря балету и лично руководителю балетной группы народной артистке Казахстана Римме Ивановне Ким, в моей постановке появился главный герой – танец.  И он стал образом спектакля по трем этапам жизни – Танец Радости, Танец Страсти и Танец Смерти, которые прошли красной линией через все действие. С этим спектаклем наш театр участвовал на международном  фестивале в Германии в городе Мюльхайме. На мою радость на просмотр приехал итальянский режиссер, который ставил «Дом Бернарды Альбы» во многих странах Европы. Поэтому он с особым интересом смотрел на то, что делают наши артисты на сцене. После просмотра мэтр режиссуры дал такую лаконичную оценку: «Спектакль – точное прочтение Гарсиа Лорки». Для меня в этих словах звучала похвала высшего уровня. 

Я счастлив, что за годы работы в Корейском театре повидал руководителей, режиссеров, актеров нескольких поколений. Например, мне посчастливилось работать под руководством двух талантливых директоров театра – легендарного Те Ден Гу, который, собственно, поднял театр, отдав ему почти сорок лет жизни и Любовь Августовны Ни, уникальном руководителе, которая будучи умелым организатором привела театр к высшему званию, о каком можно только мечтать, званию Академического театра. Я видел, как самозабвенно работают актеры старшего поколения народные артисты Казахстана Ким Дин, Ли Хан Дек, Николай Петрович Ли заслуженные артисты Каз ССР Цой Пон До, Пак Чун Себ, Ким Хо Нам, Ли Гир Су и другие, от которых многому научились представители второго поколения: народный артист Ким Владимир Егорович, заслуженные артисты Казахской ССР Софья Пак, Роза Лим, Майя Пак, Александр Мун и другие. Потом пришли мы. И нам, не очень сильным в языке да и в сценическом искусстве, хватило их уроков на всю жизнь. Сложное время переживал театр. Мы были активными пропагандистами корейской культуры, пропадая на гастролях по городам и весям Казахстана и Средней Азии по 4-6 месяцев. В театре в те годы работали не только те артисты, которые были талантливы, у кого к этому делу было призвание. Они просто не мыслили себя вне театра, для них сама жизнь существовала только в присутствии в ней театра. Мы впитали в себя это отношение, и я рад, что и сегодня приходят к нам самые талантливые, несмотря на корейскую прагматичность, молодые люди. Значит, искусству суждено жить и успешно развиваться дальше.

 

История №3. О кино и о самом ценном качестве в жизни любого актера и человека, а также об аплодисментах и звездности

Один из сюжетов кинокартины «Тайны мадам Вонг» снимался в Алматы. Помню, мы отработали  одну сценку с Арменом Борисовичем Джигарханяном. Подошел председатель Казахского Госкино Саудабаев и приглашает Армена Борисовича к вечеру на ужин. «Вместе с ним и приедем», – кивнул он в мою сторону. 

–Скажи свой телефон, я позвоню, – обратился он ко мне.

–А у меня нет телефона, – растерялся я. – На очереди только второй год стою.

–Как это так, – обратился он уже к министру. – У такого актера и телефона нет?

Тот в свою очередь, несколько растерявшись, обратился ко мне:

–А что, у тебя до сих пор нет телефона?!

Через два дня у меня дома уже позванивало это чудо связи и коммуникации. Сегодняшним людям не понять той радости, когда в доме есть телефон, и ты можешь его номер давать друзьям, быть постоянно на связи, срочно позвонить родным людям и так далее. Для меня до сих пор памятно то время.

–Повезло Вам с учителями, Олег Сафронович. Многие актеры называют обычно одно имя.

 –У меня учителей много и все звезды кино, театра. Я рад их имена повторять снова и снова. Режиссеры –  Эльдор Уразбаев, Анатолий Митта, Павел Чухрай, Ермек Шинарбаев, Азербайджан Мамбетов, Мен Дон Ук, Александр Пашков, актеры – Олег Борисов, Лев Дуров, Армен Джигарханян, Асанали Ашимов, Альгердас Масюлис… Они были для меня мерилом высшего качества человечности и отношения к своему делу, самозабвенной любви к кино. И я пронес эту любовь через всю жизнь и несу дальше своим молодым коллегам. Вспоминается случай. Как-то сидим, ждем выхода из микроавтобуса Рыбникова. У меня восторг полнейший, кажется, даже дыхание затаил. Выходит, мы его встречаем радостные, как дети, а он: «Ребяты, давайте проще, я такой же человек, как вы!» 

Такие случаи мне помогли, что называется, «не поймать звезду». А мог ведь очень рано пострадать. Например, после «Транссибирского экспресса», который называют еще первым боевиком Советского Союза. Меня узнавали, проходу не давали на улицах. Однажды с сынишкой пошел в парк имени Горького, стою за мороженым в очереди. Лето. Жара. Вдруг подходит какая-то женщина: «Олег, идите, возьмите для сына мороженое». И вся очередь аплодисментами проводила нас с малышом вперед.

Такие моменты в жизни актера – проявление народной оценки. А ведь бывало, когда спрашивали напрямую: «Ты теперь звезда. Неужели не можешь для себя попросить то-то и то-то?!». А вот не могу, мне важнее среди людей оставаться человеком. А за это я сказал бы спасибо тем корифеям кино, которые считали это главной ценностью, и я счастлив по сей день, что работал вместе с ними и эта память греет мне душу. Кого-то уже нет в наших рядах. Я их с теплотою вспоминаю. За творчеством Армена Борисовича слежу по жизни и не перестаю восхищаться этой личностью. А про свои личные заслуги скажу одно: вряд ли бы им состояться хоть в театре, хоть в кино, хоть в жизни, не будь со мною рядом таких учителей.

 

 

Олегу Сафроновичу пишут в соцсетях

Милавида, Москва, 15.04.2017  

Уважаемый Олег Сафронович! 

Недавно увидела фильм с Вашим участием – «Транссибирский экспресс» и обомлела... Вы произвели на меня неизгладимое впечатление! Очень красивый, выразительный, статный! Много внутренней силы. Раньше я не ведала о Вас... Просто не пересекала меня судьба с фильмами, где Вы играли. Потом посмотрела картину «Маньчжурский вариант». Но тут Вы окончательно «добили» меня... Столько Величия и Достоинства! Мне кажется, Вы сразите любую женщину…  

Желаю Вам от всей души крепкого неиссякаемого здоровья и долгих лет жизни! Творите, насколько сможете!

* * *

Тамара Оттева-Вараксина (город Батайск, Ростовская область) 2.06.2011

Олег, здравствуй. Далёкие 70-е годы. Вспомни, я работала в Алма-Ате на центральном почтамте оператором. У нас с тобой были чисто дружеские отношения, и когда я уезжала в Сибирь, ты мне помог внести сумку со щенком в вагон – тайно от проводницы. Из щенка потом выросла восточно-европейская овчарка, которая до самой своей кончины жила со мной. Я смотрела фильмы с твоим участием и очень рада за тебя. У меня всё хорошо. Я искала тебя в одноклассниках, но не нашла, поэтому пишу здесь. Так что я тебя часто вспоминаю хорошими словами. Из худенькой девчушки я превратилась в толстенькую старушку, но, как и тогда я не унываю, я оптимистка. Всего тебе и твоей семье доброго!

 

Тамара ТИН